по тел.: 8-912-77-82-707

КОНСУЛЬТАЦИИ ЮРИСТА ОРГАНИЗАЦИИ

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТРЕТЕЙСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТРЕТЕЙСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

А.А. Арямов

            Независимо от правовых деклараций, сроки рассмотрения споров увеличились. Если учесть высокую стоимость, формальность и недифференцированность процесса, можно сделать вывод о том, что гражданское судопроизводство в целом является малодоступным и недостаточно эффективным. Складывается ситуация, в которой государство гарантирует гражданам право на судебную защиту, а органы, которые должны реализовать этот принцип, не в состоянии обеспечить реальную защиту прав в полном объеме и оперативно. Совершенствование государственной судебной системы (внедрение институтов упрощенного судопроизводства, заочного решения, мировых судей и т.д.) – не единственный способ решения данной проблемы. Судебная система не может расширяться бесконечно, ее содержание весьма затратно.

            Большой популярностью в последнее время в государствах с развитой правовой системой пользуются так называемые «Альтернативные методы решения споров» (АМРС). Данный термин вполне официален; используется не только в теории, но и в правотворчестве и юридической практике. Активное введение в практику указанного института позволило в существенной части решить вопрос загруженности государственных судов и роста судебных расходов. Особо удобны эти методы при решении экономических споров, т.к. предоставляют возможность привлекать к судебному разбирательству квалифицированных экспертов, что не всегда доступно в классическом судопроизводстве. Доминирующим принципом использования АМРС является достижение понимания сторонами требований оппонентов, что позволяет сохранить правоотношение между сторонами до (и даже после) разрешения спора. К ортодоксальному же судопроизводству субъекты прибегают в большинстве случаев, когда правоотношение уже прекращено (нарушено). Альтернативные методы основаны на достижении соглашения между спорящими сторонами, решение спора начинается уже с достижения определенных соглашений между спорящими сторонами, что способствует смягчению конфликта, переводу его из плоскости антагонизма в плоскость творческого противоречия. Их отличительной особенностью является характер и степень участия субъектов, а также участие третьей нейтральной, пользующейся доверием конфликтующих персон, третьей нейтральной стороны на результат процедуры разрешения спора. Альтернативное решение споров не заменяет и не может заменить правосудие, не преграждает и не может преградить доступ к нему, не конкурирует с ним, а способствует ему.

            Альтернативные методы решения споров оказались настолько эффективными на практике, что государственные органы во многих случаях официально рекомендуют их использование. В этом воплощается принцип экономии государственной репрессии: государство должно применять свою публичную власть лишь, в крайнем случае, когда иные средства исчерпаны, и в чрезвычайно дозированных размерах. Мощное оружие государственного принуждения не должно использоваться «всуе». АМРС могут приобретать самые различные формы: посредничество, примирение, мини-суд «мичиганский посредник», третейские суды и т.д. В нашем обществе деятельность последних наиболее актуальна.

            Историческими корнями институт третейских судов уходит к «Обычному праву» (суд старейшин, рудимент его можно встретить и по сей день на Кавказе и иных регионах, где сохранился родоплеменной или раннефеодальный уклад, в этом плане можно утверждать, что суд третейский предшествовал государственному), Римскому праву, «Цеховому праву вольных городов», Каноническому праву и т.д. Первое официальное закрепление права граждан на решение споров в рамках третейского разбирательства имело место в Конституции Франции 1791 г. Таким образом, на протяжении веков третейский суд наряду с государственной юстицией признавался законным способом разрешения конфликта. Проявление третейского судопроизводства можно встретить и в истории Древней Руси (княжеские съезды по вопросам Лествичного права). Вопреки общепринятому мнению, с развитием централизации государственной власти идеи третейского разбирательства не исчезли, а перешли в сферу международных, земских, гильдийных отношений. Даже административная система хозяйственных отношений в советский период развития нашего государства не исключала деятельность третейских судов. Так, 23.07.1958 г. Совет Министров СССР принял постановление «Об улучшении работы государственного арбитража» в котором рекомендовалось рассмотрение наиболее сложных хозяйственных вопросов в третейских судах. Сама система ведомственных арбитражей, существовавшая в то время, несла в себе много признаков третейского судопроизводства. И на сегодняшний день такие авторитетнейшие в сфере применения международного частного права организации как Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при торгово-промышленной палате РФ по своему статусу являются ни чем иным, как третейскими судами. Решение подавляющего большинства международно-правовых споров на настоящее время осуществляется в режиме третейского судопроизводства. Деятельности третейских судов посвящено значительное количество норм международного права.

            Развитие третейского суда, как альтернативы государственному суду практически во всех странах рассматривается как позитивное явление, способствующее значительному облегчению бремени, лежащего на государственном правосудии в сфере разрешения конфликтов, возникающими между участниками хозяйственного оборота. Большинство государств закрепило юридическую допустимость третейского судопроизводства. В концентрированном виде эти положения нашли свое отражение в таких нормах международного частного права как: Типовой закон ЮНИСТРАЛ о международном коммерческом арбитраже, Нью-йоркская конвенция ООН 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, Женевская Европейская конвенция 1961 г. о внешнеторговом арбитраже.

            Конституционной основой деятельности третейского суда является ст. 45 Конституции РФ: каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Этот принцип конкретизирует ст. 11 ГК РФ, которая в аспекте судебной защиты прав граждан приравнивает третейский суд к арбитражному суду и суду общей юрисдикции. Непосредственно третейское судопроизводство регламентирует Закон РФ "« международном коммерческом арбитраже» и закон РФ "«О третейских судах"» Отдельным аспектам работы третейских судов посвящены нормы арбитражного и гражданского процесса (аспекты оспаривания и принудительного исполнения третейского решения). В силу решения Комиссии по правам человека 1991 г. был определен критерий необходимости обеспечения в процессе третейского судопроизводства минимальных стандартов справедливости; т. о. те процессуальные нормы, которые действуют в системах государственных судов различного вида и которые, в принципе, должны соответствовать максимальным критериям справедливости, не могут рассматриваться как основа для оценки легитимности конкретных правил третейского разбирательства (т. е. установлен предел государственного вмешательства в процесс третейского судопроизводства).

            Третейское судопроизводство знает две формы: постоянно действующий третейский суд и казуальный третейский суд (образуемый в разовом порядке сторонами для решения конкретного спора). Юридическим основанием возникновения третейского судебного процесса является заключение сторонами спора третейского соглашения, которое может приобретать форму собственно третейского соглашения, либо форму третейской оговорки в тексте договора, нарушение которого является предметом спора (т.н. договорная подсудность). Третейская оговорка может носить альтернативный характер: истцу предоставляется право самому выбрать из числа предложенных для решения спора третейский суд, либо обратиться в арбитражный суд или суд общей юрисдикции.

            Третейское судопроизводство обладает комплексом как преимуществ, так и проблем. К первым относятся следующие:

-         его договорный характер позволяет сторонам выбрать лиц, которые будут отправлять правосудие при рассмотрении их спора, принимая во внимание профессиональные навыки и независимость в суждениях, что, несомненно, повышает доверие к суду;

-         стороны способны оказать воздействие на избрание применимого права и места разбирательства;

-         стороны заранее могут установить пределы ответственности и формах ее взыскания;

-         поскольку третейское судопроизводство изначально основано на договоренности сторон, постольку предполагается более высокий уровень возможности достижения мирового соглашения и добровольного исполнения судебного решения;

-         оперативность третейского разбирательства, которое предполагает лишь одну инстанцию, и решения третейского суда вступают в силу немедленно, что обуславливает в свою очередь и дешевизну процесса (третейский сбор за одну инстанцию, вместо госпошлины за четыре);

-         публичный характер классического судопроизводства исключает отношения конкуренции, деятельность же третейских судов полностью подчинена ее законам; третейские суды просто обречены на компетентность, профессионализм, независимость и беспристрастность (даже малейшее сомнение в этих качествах повлечет «безработицу» конкретного третейского суда или судьи – к ним просто не будут обращаться), они фактически лишены права на ошибку; данный тезис ни в коем случае нельзя трактовать как упрек федеральным и мировым судьям в непрофессионализме и пристрастности, просто жизнь предъявляет к третейским судьям повышенные требования;

-         развитие системы третейского судопроизводства выгодно иным звеньям судебной системы России, т.к. третейские суды берут на себя существенную часть нагрузки, которая в противном случае легла бы на арбитражные суды и суды общей юрисдикции;

-         будучи негосударственным образованием, третейский суд более независим, чем суд традиционный, который является частью государственного механизма; в силу чего принцип независимости мировых и федеральных судей носит во многом тезисный характер (процедура их назначения, обеспечения и т.д.);

-         международная практика третейского судопроизводства знает особую его форму, когда стороны уполномочивают третейский суд решить спор не на основе принципа легальности (точного соответствия букве закона), а на основе принципа легитимности (правовой справедливости), что является средством защиты развитых отношений от негативного воздействия устаревшего закона;

-         данная форма оправдывает себя при рассмотрении споров, вытекающих из долгосрочных и развивающихся отношений, при пространственных и временных коллизиях и т.д. (следует отметить, что внедрение в отечественную юридическую практику данной формы третейского разбирательства – это вопрос отдаленного будущего);

-         решения третейского суда носят преюдициальный характер, при этом имеются определенные разночтения в трактовке этого фактора положениями арбитражного и гражданского процесса; если ст. 61 ГК РФ непосредственно признает преюдициальность третейского решения, то преюдициальность третейского решения в арбитражном процессе можно усмотреть исходя из анализа ст. ст. 69, 70, 150 АПК РФ;

-         решения третейского суда обладают признаком обязательности, они обязательны не только для сторон третейского процесса, но и для государственных органов;

-         так в силу ст. 17 Закона РФ «О государственной регистрации сделок с недвижимостью» решение третейского суда рассматривается как правоустанавливающий документ (в данной норме употребляется термин «судебное решение», ст. 11 ГК РФ закрепляет статус третейского суда в сфере судебной защиты гражданских прав равный статусу суда общей юрисдикции и арбитражного суда;

-         третейское судопроизводство не отягчает государственный бюджет, оно финансово выгодно для государства, т.к. осуществляется за счет средств спорящих сторон;

-         разрешение спора между сторонами, находящимися под юрисдикцией права различных государств сталкивается с проблемой исполнения решения «государственного» суда одной страны исполнительными органами другой страны (например, судебная система Казахстана исключает систему арбитражных судов, отсутствует механизм исполнения решений арбитражных судов России, процедура же легитимации решения иностранного суда крайне обременительна), механизм исполнения решений третейских судов в подавляющем большинстве стран с развитой системой права налажен достаточно хорошо.

Изложенное делает третейский суд более гибким и приспосабливаемым к потребностям сторон, чем гражданский судебный процесс.

            К недостаткам третейского судопроизводства следует отнести следующие факторы:

-         его эффективность зависит от степени сотрудничества сторон, отсутствие механизма государственного принуждения в процессе судебного разбирательства ставит дисциплину и регламент процесса в зависимость от воли участников; затруднить или сорвать судебное разбирательство сторонам ничто не препятствует; гарантия эффективности третейского судопроизводства – это добрая воля участников и цивилизованный подход к решению спора, т.о. третейский суд – это суд для цивилизованных лиц и цивилизованного решения спора, он предполагает высокий уровень правосознания и общей культуры всех участников процесса;

-         рассмотренный фактор определяет этико-психологические трудности работы третейских судей – требуется большая осторожность и щепетильность для сохранения равновесия, паритета интересов в судебном процессе, а также большие усилия, направленные на минимизацию возможности малейшего конфликта;

-         возможность обжалования третейского решения в рамках традиционной судебной системы, придание принудительного характера третейскому решению лишь через обращение в федеральный суд, создают иллюзию, что третейское разбирательство – это ни к чему не обязывающая стадия досудебного решения спора, что «настоящее» решение вопроса будет все равно в суде общей юрисдикции или арбитраже; однако анализ практики третейских судов демонстрирует, что лишь 30% третейских решений оспариваются, в то время как в судах общей юрисдикции и арбитражных судах оспариваются 75% решений судов первой инстанции и 50% решений апелляционной инстанции; кроме того, ограничением права обжалования третейского решения может служить активно практикуемая пресекательная оговорка в третейском соглашении, о том, что решение третейского суда окончательное и обжалованию не подлежит;

-         высказывалось мнение о дороговизне для сторон третейского разбирательства (им приходится оплачивать труд судей, обслуживающего персонала, аренду помещения, где проходит судебное разбирательство и т.д.), однако, сравнительный анализ Закона РФ «О государственной пошлине» и «Положений о третейских сборах» большинства постоянно действующих третейских судов развеивает этот миф; а учитывая количественное соотношение инстанций, облагаемых третейским сбором и госпошлиной, дешевизна третейского разбирательства становится очевидной;

-         несмотря на то, что регламентации деятельности третейского суда посвящен Закон РФ «О третейском суде», косвенно его деятельности касаются множество иных нормативных актов (ГК РФ, ГКП РФ, АПК РФ и т.д.), его статус однозначно до сих пор еще не определен; даже не ясно: является ли он юридическим лицом, а если является, то какова его форма?

-         противники системы третейских судов утверждают, что практика третейского судопроизводства влечет «приватизацию судебной системы», но государство всегда сохраняет контроль за развитием ситуации: во-первых, определены пределы предмета ведения третейских судов (только гражданско-правовые споры соответствующие требованиям искового производства, любые публичные правоотношения находятся вне компетенции третейских судов), во-вторых, за сторонами сохраняется право обжалования решения третейских судов в рамках государственной судебной системы (за исключением случаев, когда при заключении третейского соглашения стороны договорились, что решение третейского суда является окончательным и обжалованию не подлежит), в-третьих, решения третейского суда приобретают принудительный характер лишь при обращении в федеральный (при этом сохраняется косвенный контроль за качеством третейского разбирательства).

Изложенное позволяет утверждать, что институт третейского суда содержит в себе позитивного больше, чем порождает проблем. Причем проблемы эти не тупиковые, а вполне разрешимые.

 

Добавить комментарий